Климатический саммит в Глазго. Что важно знать»/>

28 0

Почему важен COP26

Цель саммита, который должен был пройти еще в прошлом году, но был отменен из-за пандемии, — приблизиться к исполнению мировой цели, зафиксированной в Парижском соглашении шесть лет назад, а именно удержать прирост глобальной средней температуры намного ниже 2°С сверх доиндустриальных уровней и приложить усилия для ограничения роста температуры до 1,5°С. Чтобы это сделать, нужно снизить объем вредных выбросов, прежде всего углекислого газа. Как это сделать, каждая страна определяет самостоятельно или в рамках объединений (как Европейский союз). Уже задекларированные странами цели не приведут к нужному результату, показывает независимый механизм оценки Climate Action Tracker. Объявленные к апрелю этого года меры в совокупности сократят общее потепление планеты только до 2,4°С (по сравнению с доиндустриальным уровнем). Поэтому из ООН и других организаций звучат призывы сделать программы более амбициозными и ускорить выполнение целей.

В официальной повестке саммита — четыре вопроса: страны должны представить свои программы сокращения углеродных выбросов до нуля к середине нынешнего века, предложить программы восстановления уже пострадавших экосистем, мобилизовать финансы на исполнение всех целей (развитые страны должны были выделить развивающимся $100 млрд к 2020 году, чтобы те тоже могли перестраивать свои экономики, исходя из новых экологических требований) плюс согласовать процедуру отчетности по выполнению Парижского соглашения.

Читайте на РБК Pro

Климатический саммит в Глазго. Что важно знать"/>
Можно ли увольнять в локдаун и полагается ли премия работающим в эти дни

Климатический саммит в Глазго. Что важно знать"/>
Оттуда не возвращаются: почему дауншифтинг — это билет «на пенсию»

Климатический саммит в Глазго. Что важно знать"/>
Чудо-печь: как экс-борец с терроризмом привлек ₽185 млн на разморозку еды

Климатический саммит в Глазго. Что важно знать"/>
Инфляция не остановит рост на биржах. Почему в это верят финансисты США

Принятие конкретизирующих документов по 6-й статье Парижского соглашения, которое позволит организовать экономически выгодное сотрудничество стран по достижению целей Парижского соглашения и обеспечит торговлю результатами климатических проектов, а также определит механизмы международной кооперации по достижению целей в области декарбонизации, называет главным ожиданием от форума Владимир Лукин, партнер группы операционных рисков и устойчивого развития КПМГ в России и СНГ.

Чего будет добиваться Россия

Незадолго до конференции в Глазго Путин объявил, что Россия будет добиваться углеродной нейтральности (то есть равенства между выделением и поглощением парниковых газов, net-zero) к 2060 году. Эту цель декларировали уже более 110 стран, включая Китай, но Россия не торопилась с аналогичным заявлением. Интегрируя обещание Путина, Минэкономразвития обновило проект Стратегии низкоуглеродного развития и внесло его в правительство, сообщил глава ведомства Максим Решетников 27 октября. А 28 октября Путин обсудил в закрытом режиме вопросы изменения климата и предстоящий форум в Глазго с членами Совета безопасности России.

По словам Решетникова, в Глазго российская делегация намерена обсуждать следующие вопросы:

технологическая нейтральность, цель которой — «обеспечить признание всех источников производства электроэнергии», включая атомную энергетику, которую Россия считает низкоуглеродной;
параметры лесоклиматических проектов (Россия в перспективе ставит задачу добиться признания другими странами ее оценок поглощающей способности лесов);
механизм взаимного признания углеродных единиц, эмитированных в разных странах.

Атомная генерация занимает около 20% в российском энергобалансе, и в 2021 году она была включена в перечень «зеленых» технологий, разработанный госкорпорацией ВЭБ.РФ. «Если мы действительно за низкоуглеродное развитие, то атомную энергетику надо признавать зеленой, и здесь нет места дискуссиям», — говорил Решетников в июне. Однако, например, в Евросоюзе так пока не считают: в апреле Еврокомиссия опубликовала первый вариант таксономии секторов, способствующих достижению целей Парижского соглашения по климату, включив в него солнечную энергетику, ветрогенерацию, водород и т.д., но не атомную энергетику. В октябре 2021 года десять европейских стран, включая Францию, Чехию и Финляндию, направили в Еврокомиссию письмо, в котором попросили признать атомную энергетику низкоуглеродной.

«Самые смелые наши ожидания и надежды, связанные с Глазго, — это что эти две недели подтолкнут ЕС к признанию атомной энергии зеленой в официальных документах уже до конца года», — сказала РБК директор департамента устойчивого развития госкорпорации «Росатом» Полина Лион.

В своей низкоуглеродной стратегии российские власти делают акцент на развитии лесного хозяйства, оценивая потенциал поглощения парниковых газов в объеме до 900 млн т CO2-эквивалента к 2050 году дополнительно к имеющейся поглотительной способности на уровне около 540 млн т. Соответственно, российские «углеродные единицы», взаимного признания которых хочет добиться Минэкономразвития (с целью введения их в международный коммерческий оборот), будут выдаваться в том числе в обмен на реализацию лесных проектов. Проблема в том, что ЕС пока не готов признавать в качестве лесных сертификатов поглощение парниковых эмиссий экосистемами за границами их стран.

«Либо на встрече в Глазго мы договариваемся о каком-то едином механизме [для всего международного сообщества], либо, если мы не договариваемся, мы вступаем в переговоры со странами и каждый с каждым договариваемся о принципах признания углеродных единиц. Мы готовы к любому варианту», — сказал Решетников.

Сейчас глобальная система углеродных единиц «вообще никак не просматривается», заявил министр. Вместо этого страны идут по пути построения изолированных систем, таких как трансграничный углеродный механизм в Европе (CBAM), который приведет к удорожанию импорта российских железа, стали, алюминия, удобрений в Европу. Россия исходит из того, что такие попытки — это фактически способ защитить свои экономики посредством выставления новых торговых барьеров, сказал Решетников.

Еще один вопрос, который регулярно поднимает Россия, — это вывод «зеленых» проектов и инвестиций из-под экономических санкций. Москва на саммите в Глазго намерена добиваться смягчения санкций в отношении «зеленых» проектов госкомпаний, заявил недавно советник президента по вопросам климата Руслан Эдельгериев. «Нас призывают сократить выбросы метана, и при этом «Газпром» находится под санкциями. Давайте выведем климатические проекты из-под санкций, чтобы у «Газпрома» был доступ к «зеленому» финансированию, доступ к технологиям», — заявил он на заседании клуба «Валдай» (цитата по Bloomberg).

Послы ФРГ и Франции назвали плюсы для России от сотрудничества по климату

Политика

Климатический саммит в Глазго. Что важно знать"/>

Каковы ожидания деловых элит

Выполнять страновые цели по снижению выбросов и изменению энергобаланса каждой из стран предстоит бизнесу и госкомпаниям. «От COP26 нам нужны четкие климатические договоренности, чтобы сохранить возможность ограничить рост средней температуры в пределах 1,5°С», — говорится в открытом письме лидеров 90 крупнейших мировых компаний, обнародованном накануне саммита. По их убеждению, необходимо отменить субсидии на ископаемое топливо, снизить тарифы на экологически чистые товары, разработать рыночные, значимые и широко признанные механизмы ценообразования на выбросы углерода; те компании, которые уже начали внедрять новые технологии, должны быть поощрены, а их опыт — масштабирован; необходимо увеличить инвестиции в адаптацию городов и предприятий к изменениям климата.

«Этот год показал, насколько активными и эффективными могут быть действия бизнеса в области ESG. Многие компании не просто заявили о намерении снижать выбросы парниковых газов, но и приступили к конкретным действиям. Мы рассчитываем, что форум поможет синхронизировать климатическую повестку на межгосударственном уровне, а также сформировать единый подход к фискальному стимулированию бизнеса», — заявил РБК гендиректор золотодобывающей компании «Полюс» Павел Грачев.

«Конференция в Глазго должна дать сильный импульс дальнейшему развитию зеленой экономики и, главное, запустить реальные изменения по всему миру. Особые надежды мы возлагаем на ускорение принятия решения по углеродному регулированию», — сказал РБК представитель компании En+.

Авторы

Климатический саммит в Глазго. Что важно знать"/>

Полина Химшиашвили,

Климатический саммит в Глазго. Что важно знать"/>

Иван Ткачёв,

Климатический саммит в Глазго. Что важно знать"/>

Светлана Бурмистрова,

Климатический саммит в Глазго. Что важно знать"/>

Людмила Подобедова

Источник: rbc.ru