Пн. Апр 15th, 2024

МОСКВА, 22 фев — ПРАЙМ. 21 февраля ЕС сделал очередной шаг в борьбе с изменением климата — в Дании группа экспертов представила правительству страны заключение о необходимости налога на выбросы углекислого газа для фермеров. Без этого достичь своих национальных климатических целей и выполнить обязательства перед ЕС скандинавское королевство не может. Сумма налога составит 750 крон (порядка 109 долларов США) за тонну попавшего в атмосферу CO2-эквивалента. Какое влияние это окажет на развитие сельскохозяйственного сектора Дании — пока не очень ясно, но перспектива протестов фермеров не кажется маловероятной.

В России тема углеродного налога в последнее время также активизировалась, и озвучивается примерно сопоставимый его размер в 100 долларов США. В последние недели именно такую перспективу стали активно обсуждать в экспертном сообществе и бизнес-кругах. Это связано с подготовкой плана реализации Стратегии низкоуглеродного развития и введении углеродного налога, как одного из возможных инструментов ее реализации.

Документ, пока являющийся проектом, предусматривает возможность введения платы за углеродные выбросы уже в 2028 году. Как именно может взиматься плата, пока не сообщается.

Как это работает

Углеродный налог — это плата за выбросы парниковых газов при производстве промышленной продукции и услуг ЖКХ (стали, алюминия, удобрений, электроэнергии, тепла и пр.). Основные парниковые газы — это углекислый газ, метан, закись азота. В России более 99 процентов выбросов парниковых газов — это углекислый газ, абсолютно безвредный для человека и природы.

Остальное — это метан и закись азота, которые являются одновременно и парниковыми газами, и загрязняющими веществами по российскому законодательству и уже оплачиваются в рамках экологического регулирования. То есть, углеродный налог — это, по сути, налог на воздух.

Введение подобных углеродных платежей активно продвигают западные страны, в первую очередь, в лице Евросоюза. «Плату за углерод» МВФ считает необходимым условием, она уже есть в 50 странах и планируется еще в 20, подсчитали в Reuters.

Изначально это решало две задачи: снижение энергетической зависимости от других стран, в том числе от России, а также создание искусственных преимуществ для своей (европейской) промышленности, которой становится все сложнее конкурировать с развивающимися странами, активно использующими дешевое ископаемое топливо.

Сторонники введения углеродного налога апеллируют к тому, что российский экспорт в Европу хоть и снизился более чем наполовину, но все еще составляет десятки миллиардов долларов. Идея Евросоюза в том, что если в странах-экспортерах есть «свой» углеродный налог, сопоставимый с европейским, то, возможно, от платежей по европейскому производителей освободят. Но для этого цена на углерод должна быть сопоставима с европейским уровнем, то есть составлять порядка 100 долларов за тонну CO2-эквивалента. Стоит ли рассчитывать на добрую волю Евросоюза в текущих условиях — очень большой вопрос.

Еще один налог на топливо

В сложившейся геополитической ситуации России все это объективно невыгодно. Мы получим еще один налог на топливо, отсутствие которого сейчас является конкурентным преимуществом для России. Если подобный налог введут сейчас, значительно подорожают электроэнергия, сталь, цемент, удобрения, а это значит — строительство и продовольствие. Это вызовет скачок инфляции, рост числа бедных, затормозит экономический рост. При этом наивно надеяться, что европейцы освободят нас от «своего» налога. В результате российские предприятия заплатят дважды — в России и в Европе. Если, конечно, вообще смогут туда что-то продать с учетом потери конкурентоспособности своей продукции в результате введения углеродного налога в России.

Другой вопрос: купят ли нашу подорожавшую продукцию дружественные нам страны — Индия и Китай, африканские страны? Надо полагать, они выберут тех, кто продает дешевле, пусть и с более высоким углеродным следом.

Искать другой путь

В этой ситуации России было бы логичнее бороться за свои права в ВТО и других международных площадках с этой очевидно дискриминационной мерой Евросоюза, направленной против свободной международной торговли. Не зря же мы вступали в эту торговую организацию, ограничивая свои конкурентные преимущества. Целесообразно, по-видимому, поддержать инициативу наших стран-партнеров — Индии и ЮАР — которые на ближайшей сессии ВТО в Абу-Даби планируют заявить протест против углеродного налога ЕС.

В целом климатические платежи сейчас находятся на начальном этапе обсуждения в разных странах, в том числе торговых партнеров России. Станут ли они вводить свои налоги на углерод, предпочтут бороться с европейскими мерами или прибегнут к другим методам углеродного регулирования вроде торговли квотами — пока неизвестно. Эксперты полагают, что реальное развитие глобальных инициатив по углеродным платежам мы увидим не раньше 2030 года.

Источник: 1prime.ru

от ClearMind