Пн. Апр 15th, 2024

МОСКВА, 16 фев — ПРАЙМ. За прошедший год Запад и его союзники ввели против России более 11 тысяч санкций. Ее лишили половины валютных резервов, попытались отрезать от мировых финансовых потоков и технологий. Однако экономический блицкриг провалился — это признают даже наши ярые противники. Россия оказалась сильнее, чем ожидали. Что ей помогает — в материале «Прайм».

Запад сделал ставку на то, что сможет изолировать нашу экономику, лишить доходов от торговли и привычных товаров. Но все вышло иначе. Ограничения с успехом обходят, товарообмен налажен, Россия успешно поставляет «запрещенную» нефть в Индию и Китай. «Нефтегазовая отрасль  выиграла за счет хорошей конъюнктуры: несмотря на падение в объемах, прибыль выросла благодаря высоким ценам», — говорит гендиректор КРОС Екатерина Мовсесян. Доходы бюджета от нефтегазовой отрасли выросли почти на треть — и это несмотря на нефтяное эмбарго.

Как следствие, профицит счета платежного баланса составил рекордные 227 миллиардов долларов. То есть, деньги приходят в страну и работают на ее благо. В результате ожидаемого Западом обвала российского ВВП не произошло — падение по итогам прошлого года составило скромные 2,5%. А в этом году роста ждут даже в МВФ. При этом доля России в мировом ВВП выросла с 1,7 до 2,1%.

С обвалом рубля весной прошлого года разобрались быстро и успешно — было принято более 300 решений на разных уровнях. Среди них налоговые и кредитные каникулы, запрет проверок бизнеса и вывода капитала за рубеж. Благодаря притоку валюты Центробанк смог контролировать динамику курса. Но главное — Россия успешно наладила продажу газа за рубли, что помогло укреплению нацвалюты. Цены на энергоносители обновили максимумы на фоне санкций, в результате Россия получила дополнительный доход. В итоге уже в июне-начале июля доллар стоил чуть более 50 рублей — такого мы не видели аж с 2015 года.

ДРАЙВЕРЫ РОСТА

Санкционные ограничения, бесспорно, отразились на экономике. При этом они дали многим отраслям настоящий шанс для прорыва. Яркий пример — фарминдустрия. На фоне разрыва логистических цепочек весной прошлого года возник риск перебоев с поставками медикаментов. Россия активизировала давно ведущуюся работу по импортозамещению в этом секторе, в результате за год фармрынок вырос почти на 12%. Отечественные препараты уже составляют две трети его объема, в сфере жизненно важных лекарств показатель превысил 80%.

В целом производство выросло на 15%, а в отдельных сегментах — на 50% и более. За прошлый год российские фармкомпании зарегистрировали более 130 новых лекарств, еще несколько десятков скоро будут готовы. Растет и число клинических испытаний.

Авиаотрасль столкнулась с куда более серьезными рисками — от ареста самолетов до закрытого неба над Европой. Но и это преодолели: авиапарк практически не сократился, более того, почти все самолеты теперь «прописаны» в России. Авиакомпании меняют «Боинги» на «Суперджеты», а с 2025 года начнется серийное производство МС-21. Вскоре появятся полностью локализованный «Суперджет», обновленные Ил-114 и Ту-214. Только «Аэрофлот» намерен заказать 300 таких новинок, а всего до 2030 года гражданская авиация получит более 1000 отечественных самолетов. В результате их доля вырастет с 35,5% в 2022 году до 81,3% в 2030 году.

К отраслям, которые уверенно растут вопреки (или благодаря) санкциям можно отнести сельское хозяйство и перерабатывающую промышленность. В 2022 году собран рекордный урожай зерновых, выросло производство молока и мяса. По маслу и сахару российский АПК уже полностью закрывает потребности внутреннего рынка, напомнил доцент кафедры корпоративного управления и инноватики РЭУ им. Г.В. Плеханова Максим Максимов.

Более того, российские производители активнее выходят на рынки дружественных стран. В одной из крупнейших торговых сетей ОАЭ появились наши макароны, маринованные огурцы и кабачковая икра. Россия развивает экспорт халяльной продукции и вскоре может стать единоличным лидером на этом рынке.

Еще один сектор, в котором наблюдается рост вопреки прогнозам — индустрия ИТ. Еще в начале осени многие ждали коллапса отрасли, поскольку Россию покинуло около 100 тысяч программистов. Но в основном это были сотрудники зарубежных компаний, которые решили уйти.

«В результате подскочил спрос на отечественные ИТ-решения и услуги. Выручка крупнейших компаний выросла более чем в полтора раза, в нашу страну приходят целые команды специалистов из зарубежных компаний и вендоров, которые приостановили работу в России. Кроме того, по оценочным данным, около половины ИТ-релокантов уже вернулись в нашу страну», — комментирует Максимов.

Похожая ситуация сложилась в легкой промышленности. Только fashion-бренды освободили нишу не менее чем в 200 миллиардов рублей. Свято место пусто не бывает — на их место приходят отечественные компании. В результате почти половина россиян целиком перешли или стали чаще покупать товары местных производителей.

Изделия ушедших брендов можно приобрести на маркетплейсах, которые также переживают всплеск популярности. Осознав это, и сами компании пытаются вернуться на прибыльный российский рынок в том или ином виде. Примеры забавных ребрендингов демонстрирует ретейлер LPP Group: его бренд Reserved сократили до RE, Cropp до CR, а Sinsay изменили на СИН (видимо, английская версия Sin — грех смущала умы). Покупатели уже окрестили это «обрезанием», предложив компании Adidas вернуться в Россию под маркой AD.

ТОРГОВЫЙ РАЗВОРОТ

Внешняя торговля также получила второе рождение. Основными партнерами России стали нейтральные или дружественные страны — Китай, Турция, Индия, Казахстан, Белоруссия и Иран. По данным Минэкономразвития, доля недружественных экономик в экспорте из России снизилась с 58% до 35%, а доля нейтральных и «дружественных» увеличилась с 42% до 65%.

Китай и Индия — два крупнейших в Азии импортера энергоресурсов, которым очень нужны наши нефть и газ. По итогам прошлого года поставки нефти в Китай выросли почти на 10%, а в Индию — в восемь раз! «Когда будут построены новые магистральные нефте- и газопроводы, можно будет говорить о переориентации российского экспорта», — уверен и.о. заведующего кафедрой мировой экономики и международных экономических отношений Государственного университета управления Евгений Смирнов.

По итогам года объем торговли с Китаем вырос почти на 30% до без малого 200 миллиардов долларов. Более чем в два раза увеличился товарооборот с Турцией, Египтом, странами Персидского залива. Россия продолжает расширять сотрудничество с такими странами, как Таиланд, Иран, Тунис, Саудовская Аравия, Индонезия. Даже в регионах, не являвшихся ранее приоритетными, наблюдаются прорывы. Так, товарооборот Бразилии и России превысил рекордные восемь миллиардов долларов.

Парадокс, но санкции не мешают торговле с некоторыми европейскими странами. Например, в январе-августе товарооборот с Нидерландами увеличился на треть. Мы продаем этой стране минеральные сырье, топливо, металлы, а покупаем машины и оборудование.

По словам Смирнова, наш опыт обхода санкций во внешней торговле является уникальным и беспрецедентным. В будущем, когда связи с Европой начнут восстанавливаться — а от этого никуда не уйти — мы это обязательно учтем. И прогибаться под западных партнеров в ущерб своим интересам больше не будем.

Пока же беспрецедентная атака продолжается. На днях Еврокомиссия предложила новый пакет на 11 миллиардов евро. Обсуждают меры против Фонда национального благосостояния и ряда банков, а также очередные торговые ограничения.

Но уже ясно, что друзей у России больше, чем врагов. Страна богата ресурсами, и развитие технологий переработки дает отличные возможности достичь независимости от импорта во многих отраслях, уверена доцент кафедры экономической политики и экономических измерений Государственного университета управления Наталья Казанцева. Предприниматели активно подстраиваются под постоянно и кардинально меняющиеся условия, так как для них открываются настоящие окна возможностей.

Источник: 1prime.ru

от ClearMind