Ср. Фев 28th, 2024

МОСКВА, 11 фев — ПРАЙМ, Ольга Орловская. Экономика России удивляет не только Запад, который пытался обуздать ее санкциями, но и самих россиян. Даже авторитетный МВФ впервые в истории сделал самый большой пересмотр оценки роста ВВП РФ в 2024 году: с 1,1 процента в октябре до 2,6 процента. «Прайм» разбирается, в чем феномен роста российской экономики и какие сюрпризы ждут ее в этом году.

На удивление себе. Назло Западу

Экономические результаты 2022-2023 годов оказались значительно лучше прогнозов (хотя в 2022 году был все-таки спад — по последним, пересмотренным данным Росстата, он составил 1,2 процента).

На этой неделе Росстат дал первую оценку по росту ВВП в 2023 году — 3,6 процентов. Во многом это объясняется мощным бюджетным импульсом, говорит руководитель отдела макроэкономического анализа ФГ «Финам» Ольга Беленькая. Бизнес сумел быстро адаптироваться к санкциям, задействовав новые цепочки поставок и логистические маршруты. По оценке вице-премьера Александра Новака, на Китай и Индию в 2023 году пришлось 90 процентов всего экспорта российской нефти.

Для потребительского спроса важным фактором стал рост доходов населения. Источников несколько: во-первых, многие предприятия конкурировали за работников, в том числе, повышая зарплаты. Во-вторых, увеличены социальные выплаты. И, наконец, кредитование переживает бурный рост: корпоративное по итогам года выросло на 20%, а ипотека более чем на треть за счет льготных программ. Их объем ЦБ оценивал примерно в 11 триллион рублей (это 7 процентов ВВП), а первый вице-премьер Андрей Белоусов даже в 14 триллионов.

Феномены российской экономики

Прогнозы, как все помнят, были далеко не так радужны. И ведущие западные аналитические центры (Bloomberg, World Bank и т.д.), и отечественные либеральные экономисты (большей частью также переместившиеся в недружественные страны) хором ждали обвала. Но народное хозяйство России продемонстрировало крайне высокую устойчивость ко внешнему давлению и способность успешно решать проблемы, говорит доцент кафедры корпоративного управления и инноватики РЭУ им. Г.В. Плеханова Максим Максимов.

«Насколько феноменальны эти результаты и действительно ли удалось достичь потолка возможностей? По целому ряду позиций можно утверждать, что соответствующие структуры правительства и ведомств отработали практически оптимально», — говорит он.

За примерами далеко ходить не надо: это и срыв планов по международной изоляции России, и почти полный провал попыток установить потолок цен на отечественную нефть, и оперативное развитие кооперации со странами Глобального Юга. И, конечно, поддержание баланса спроса и предложения на внутреннем рынке.

Активно работают программы по локализации критически важных производств и замещения импортных комплектующих в наиболее значимых отраслях. В частности, президент России Владимир Путин сообщил о том, что авиационное двигателестроение локализовано на 90 процентов, транспорт и машиностроение — на 80 процентов. В автопроме локализовано 70 процентов деталей и агрегатов. Наивысшие показатели у продукции КАМАЗа. Отдельно в качестве примера достижений в авиаотрасли он привел создание двигателя ПД-14 и самолёта МС-21.

В то же время структура роста была неравномерной по отраслям. В лидеры выбились те, кого стимулирует государство: обрабатывающая промышленность (в том числе, связанная с ВПК) и строительство.

Среди гражданских отраслей наиболее заметны результаты импортозамещения в производстве мебели, в меньшей степени в производстве пищевых продуктов и одежды. В 2023 году был сильный восстановительный рост в автопроме после провала 2022 года.

В добывающих секторах выпуск в 2023 году сократился на 1,3 процента. Но на фоне потери основной доли экспорта трубопроводного газа в Европу и ограничений ОПЕК+ это весьма хороший показатель.

В 2024 году продолжим удивлять

Отрасли, в которых сохранится госзаказ, субсидии, льготные кредиты, продолжат рост и в этом году. Нефтегазовый сектор будет стабильным, но доходы от него сократятся. Это неприятно, ведь только «Роснефть» принесла в федеральный бюджет 4 триллиона рублей в виде налогов. Аналитика говорит о том, что за 2023 год каждый четвертый рубль доходов был получен от нефтегазового комплекса, напоминает Максимов.

Однако доходы российской экономики от сырьевых товаров всегда были волатильны. Для их возмещения предусмотрена подушка ФНБ, которая в январе составляла почти 12 триллионов рублей. На помощь экспортерам придет сельское хозяйство. В 2023 году Россия получила второй по объему в истории урожай зерновых — 147 миллионов тонн. Сборы картофеля также побили тридцатилетний рекорд. Большая часть урожая за исключением внутреннего потребления будет продана.

Таким образом, реальный чистый экспорт (в натуральном выражении — тоннах, штуках, контейнерах,…) в этом году, скорее всего, вырастет, считает начальник управления макроэкономического анализа Совкомбанка Никита Кулагин.

Позитивом станет рост потребления в госсекторе. Домохозяйства, чьи реальные доходы хотя и растут рекордными темпами, вряд ли в 2024 году смогут выступить локомотивом, как было в прошлом году. Высокая ставка Банка России мотивирует людей больше сберегать и меньше тратить.

Инвестиции в основной капитал, вероятно, снизятся в реальном выражении, а основным драйвером будет строительство. Продолжится рост в энергетике, где по итогам 2023 года были рекордные показатели, считает Максимов.

Программы импортозамещения (в первую очередь электроника, станкостроение, фармакология) ожидаемо начнут давать отдачу по затраченным инвестициям. Поскольку все эти отрасли отличаются высокой добавленной стоимостью выпускаемой продукции и весомым мультипликативным фактором, их вклад в рост экономики будет значительным.

Ключевой задачей отечественного народного хозяйства на 2024 год станет повышение диверсификации доходов, рост доли экспорта продукции, обладающей высокой степенью передела, и как следствие, сохраняющей большую добавленную стоимость внутри России.

К ограничителям можно отнести острый дефицит кадров при максимальной загрузке производственных мощностей и жесткую денежно-кредитную политику, считает Беленькая. Одно связано с другим: чем хуже ситуация с кадрами, тем больше работодатели повышают зарплаты, а это разгоняет спрос.

Для сырьевых секторов сдерживающими факторами остаются санкционное давление и ожидаемое замедление роста мировой экономики. А особенно китайской: если они снизят спрос на наши энергоносители, замену найти будет сложно. Вариант с Индией возможен, но сопряжен с рядом логистических трудностей.

Но в целом даже не совсем дружественная Financial Times дает оценку роста нашей экономики в текущем году на уровне 2,5 процента, что превышает показатели всех стран ЕС, США, Великобритании и Японии.

Конечно, эта цифра ниже, чем в прошлом году, но тут сказывается много факторов, в том числе эффект базы — чем она больше, тем сложнее удивлять.

Запад нам помог

Таким образом, благодаря санкциям экономика России наконец стала такой, какой мы ее всегда хотели видеть — диверсифицированной и менее зависимой от экспорта ресурсов. Этот процесс пошел: на нефтегазовые доходы по-прежнему приходится треть поступлений в бюджет, но в обработку, транспортировку и хранение направляется куда больше ресурсов, чем прежде.

Растут и ненефтегазовые доходы бюджета. Высокие ставки в экономике можно считать некоей «платой» за подобную перестройку, говорит Кулагин.

В целом, вряд ли кто-то мечтал, чтобы российская экономика стала более диверсифицированной за счет экспортных ограничений, которые возникли вследствие санкций, подытожила Беленькая. Но это произошло.

Источник: 1prime.ru

от ClearMind